Семибратово

Наш поселок

Втораго рода памятники принадлежать желeзному вeку (о находках бронзоваго вeка в Ростовском уeздe наукe до сих пор ничего неизвeстно). Это—группы курганов, или могильных насыпей, расположенных по возвышенным окраинам Ростовскаго озера и заклиочающих в себe погребенные трупы, сожженныя тeла, кости животных, монеты,—преимущественно восточныя X и XI в., —различнаго рода металлическия вещи, глиняную посуду, части одежды и т. п. Подробный перечень всeх до сих пор изсдeдованных групп и найденных в них—предметов будет приведен ниже. Какому же народу приинадлежали эти могилы? До того времени, пока не появился на свeт первый: наш исторический документ—лeтопись Нестора, наука не располагала никакими указаниями на то, что за народ обитал в древности в предeлах теперешняго Ростовскаго уeзда. Нестор первый говорить, что «первии посельници… в Ростовe—Меря», и что «на Ростовском озерe (жила) Меря». Но и лeтописныя свeдeния, кромe имени народа, не сообщают ничего ни об его образe жизни, ни о культурe. Да и о всeх финских (чудских 1) племенах, к которым ученые причисляют и наших предков—мерян, свeдeния крайне скудны и неопредeленны.

Положительно лишь извeстно, что до ѴI вeка по Р. X. не встречается не только имени Меря, но нeт даже указаний на самое существование финских племен вообще. Для греков и римлян сeверо—восток Европы, гдe появлялись финския племена, был страной вовсе неизвeстной, был «украйной мира», в которую они никогда не проникали; вот почему у греческих писателей, каковы напр. Аристей и Геродот, упоминаются лишь какие—то Фантастическия, вымышленныя существа, в родe одноглазых аримастов, стрегущих золото грифов, обращающихся в волков невров, андрофагов и друг., будто бы населявших в то время сeверо—восток Европы. У римлян, всецeло принявших греческую культуру, свeдeния о сeверных племенах точно такяже неопредeленны и только, как мы сейчас замeтили в ѴI вeкe готский писатель Иорнанд, описывая в своей хроникe «De gothorum origine» могущественное государство Германриха (IV в.), впервые упоминает подвластиых ему народов—Весь, Мерю, Мордву и другия племена финнов. В X вeкe о нeкоторых финских племенах упоминают арабские писатели: Ибн—Фадлан и Ибн—Даст; но они также ограничиваются почти одной только номенклатурой племен. Посему изучение древнeйиптих обитателей Ростовской земли, по отсутствию исторических данных, может идти только путем археологическим—путем изучения тeх памятников, которые оставили по себe древние обитатели нашей мeстности, по этим только памятникам мы можем «читать и видeть в прошедшем и настоящее.» Оста­новимся сначала подробнeе на устройствe самих курганов и на многочисленных находках, дающих нeкоторое понятие о степени культуры и образe жиз­ни мерянскаго племени, а затeм укажем и на их мeсто нахождение.

Кто же были первые насельники нашего края? Какого рода памятники они оставили послe себя? Во—первых, мы встрeчаем здeсь каменныя орудия. Хотя до сих пор еще и не было найдено в Ростовском уeздe мeстности, гдe бы подобный орудия встрeчались в значителыюм количествe, однако изрeдка они попадаются на всем пространствe уeзда, и нам лично доводилось находить даже в самых ближайших окрестностях Ростова каменныя орудия,—так называемыя в простонародьe «громовыя стрeлы» различной величины и Формы,—как обтесанныя так и поливанныйя, кромe того, на берегу озера, в селe Угодичах, был найден каменный молоток, 1) а при раскопе так называемаго «Городца на Сарe», о котором будет рeчь впереди, был найден базальтовый молот, в раскопанных нами лeтом 1881 года курганах было найдено нeсколько мелких кремневых орудий.

Даже в ближайщих окрестностях Ростова обнаружено присутствие каменных орудий; именно: к сeверу от находящагося под Ростовом Варницкаго монастыря, без малаго в верстe от него, на лeвом берегу впадающей в озеро рeчки Ишни, разстоянием от воды в 10 саженях, на землe гг. Маракуевых,—оказались кремневыя орудия. Въямe, при выемкe песку, была найдена крестьянами большая стрeла, нынe утерянная, по показаниям очевидцев вершка в два. Тут же, на грядах огорода, самим г. Маракуевым найдены два осколка: один— крупный сшибок грани, а другой—сшибок от ядрища; наконец, каменная стрeлка цeльная, темно—дымчатаго цвeта, листовидной Формы, 5—ти сантиметров длиною. Вся эта мeстность прежде была занята постройками бумагопрядильной Фабрики, нынe уничтоженной и сломанной; поэтому земля, очевидно, в преяшее время была перерыта и носит слeды построек. На мeстах нахождения стрeл А. И. Кельсиевым были сдeланы пробныя развeдки двумя перпендикулярными траншеями, при чем обнаружился уголь, перемeшанный с кирпичным мусором и дресвою, а ниже найдены обломки конской челюсти и черепки старинных горшков, курганнаго типа, тоесть, из дурно обожженной глины с примeсью крупнаго песку. На полутора—аршинной глубинe пошла матерая тяжелая глина и развeдки были прекращены.

По количеству найденных стрeл, здeсь возможно предположить существование остатков поселения, или кладбища людей каменнаго периода, но не Фабрики орудий, так как ни на поверхности, ни при пробных развeдках присутствие кремня не обнаружено. Потом близ деревни Новоселки (по Ярославскому шоссе), еще в 30—х годах, были найдены: наrонечник стрeлы и каменное долото, и хотя послeднее было найдено вмeстe с желeзною стрeлою и желeзною пряжкою, но это обстоятельство, по взглядам ученых, не дает еще права предполагать, чтобы названный каменныя орудия были новаго, сравнительно, проиисхождения; до позднeйших обитателей: нашей мeстности, употреблявших уже металлическия вещи, каменныя орудия могли дойти как наслeдство от обитателей болeе древних. Но кто именно были аборигены Ростовской страны—рeшить невозможно, так как подобнаго вопроса наука пока не рeшает еще ни для одной мeстности Европы.

В заключение прибавим, что нынeшний Ростовский уeзд в административном отношении претерпeл не мало измeнений. Первоначально он, вмeстe с остальною, частию тенерешней Ярославской губернии, принадлежал к так называемой Костромской четверти; но Петр 1—й, раздeляя государство на губернии, в 1708 году причислил Ростов к Московской губернии. В 1719 году, когда губернии были раздeлены на провинции, Ростов был причислен к Переяславской провинции, а в 1777 году, при учреждении Ярославскаго намeстничества, Ростов и Петровск составляли отдeльные его уeзды. Во время такого раздeления, в тогдашнем Ростовском уeздe находилась 81 приходская церковь, из которых каменных было только 18, а всeх селений в нем находилось 405. Наконец в 1802 году, Петровский уeзд был упразднен и присоединен к Ростовскому, в каковьих границах послeдний уeзд находится ни до сих пор. В административном отношении Ростовский уeзд раздeляется на три стана и 22 волости. Для удобнeйшаго разсмотрeния мы раздeлим его на районы, приииимая в разсчет главные проходящие по уeзду пути сообщения. Один из главных путей — Московско—Ярославское шоссе— дeлит уeзд на двe части, восточную и западную; затeм, в этих половинах волости распредeлятся таким образом:

1) Восточная половина уeзда. Район 1—й. Волости приозерныя: 1) Сулотская, 2) Угодичская, 3) Воржская и 4) Порeчская.

Район 2—й. Волости удаленныя от озера:

а) Расположенныя по Ростовско—Суздальскому тракту: 5) Щадневская, 6) Ильинская.

б) Расположенныя между Ростовско—Суздальским трактом, Юрьевским и Московским шоссе: 7) Перовская, 8) Щениковская и 9) Гарская.

в) На Юрьевском трактe: 10) Каращская.

г) На Ростовско—Ярославском шоссе: 11) Приимковская.

д) На Ярославско—Суздальском трактe: 12) Нажеровская и 13) Ивашевская.

Западная часть уeзда. Район 1—й. Волости, лежащия между Ростовско—Московским шоссе и Угличским трактом; 14) Звeринцевская, 15) Дубровская, 16) Новоселкопеньковская и 17) Березниковская.

Район 2—й. Волости находящияся на Угличском трактe; 18) Шулецкая, 19) Борисоглeбская и 20) Ивановская.

Район 3—й. Волости, находящияся между Угличским трактом и Ростовско—Ярославским шоссе: 21) Вощажниковская и 22) Савинская.

Затeм общий исторический очерк Ростовскаго уeзда, как имeющий неразрывную связь с городом, нами будет помeщен в втором томe настоящаго труда, при описании Ростова Великаго; теперь же мысчитаем возможным коснугься лишь наших мeстных памятников древности, найденных и находящихся преимущественно в уeздe или окраинах Ростова великаго.

Оставляя в сторонe Московско—Ярославский желeзный путь, как проведенный сравнительно недавно, упомянем, что почти в параллельном ему направле­нии, т. е. с сeверо—востока на юго—запад, Ростовский уeзд пересeкается Московско—Ярославским шоссе. До 1845 года шоссе не существовало, а здeсь пролегал так называемый Московско—Архангельский почтовый тракт, начало которому было положено Петром 1—м. Вот что извeстно по поводу его основания: «Петр 1—й, приведенный в великое, яко бы неимовeрное, удивление способностию морских ботов ходить на парусах не только что по вeтру, но и против вeтру, —пристрастился к судонлаванию. Послe потeх на Яузe и Просяном прудe (в Москвe), плавание перенесено было на Переяславское озеро, яко наибольшое, но и то показалось мало, а охота стала от часу болeе. Посмотрeл Петр озеро Неро, назвал его «Ростовскою лужею» — и отдал впослeдствии Ростовскому воеводe Мусину—Пушкину1); съeздил на Кубенское озеро, но и оное ради мелкости не показалось. Того ради уже положил свое намeрение прямо видeть море и лeтом 1693 года с большою свитою отправился в Архангельск» . В это—то самое время он и велeл учредить почту из Москвы через Переяславль—Залeсский, Петровск, Ростов, Яролавль и Вологду в Архангельск. Таким—то образом и было положено начало Московско—Архангельскому почтовому тракту, который в вышеозначенном 1870 г. и обращен был в шоссе, которое, впрочем, между Ростовом и Ярославлем нeсколько уклонилось от своего прежняго направления.

Но кромe только что названнаго пути, в предeлах Ростовскаго уeзда существуют и другие тракты, находящееся в настоящее время на попечении мeстнаго земства, таковы напр. Ростовско—Угличский, Ростовско—Суздальский, Ярославско—Суздальский (в предeлах названнаго уeзда), тракт из г. Петровска в Юрьев и т. п. Перечислять же всe мелкие, так сказать, торговые тракты, каковы напр. с. Порeчье, с. Вощажниково и т. п., нeт надобности, так как их довольно много и всe они соединяют между собою какие либо болeе или менeе значительные мeстные торговые пункты, тeм болeе, что Ростовский уeзд сравнительно богат подобными пунктами, так как в нем кромe Ростова существует 9 базаров и 5 ярмарок, а именно: по воскресеньям базары в г. Петровскe и сс. Порeчьe и Угодичах; по понедeльникам, в Борисоглeбских слободах; по вторникам, в с. Давыдовe; по средам, в Порeчьe; четвергам, в Карашe и по пятницам, в сс. Гарях и Вощажниковe. Ярмарки: в Борисоглeбских слободах, с 30 апрeля по 2 мая, и 1 день на 3—й недeлe Великаго поста; в Дмитриевом погостe, в 10—ю пятницу и в Никольском погостe (у Животворящагокреста), 6 мая и 14 сентября и Боголюбивая в с. Филимоновe Нов. Пеньк. волости.

Не смотря однако на то, что часть крестьянскаго населения, помимо земледeлия и огородничества, находит себe заработок и на мeстных фабриках и заводах, все же остается в избыткe настолько свободных рук, что весь этот излишний контингент должен искать себe заработка гдe—либо на сторонe. И в самом дeлe, до 15 тыс. человeк ежегодно отправляются на чужую сторону,—по преимуществу в Петербург, менeе в Москву, затeм в Ригу, Ревель, Або, Гельсингфорс и другия мeстности Финляндии, в Псковскую губернию и т. п.,—гдe и славятся обыкновенно как искусные огородники и садовники; кромe того, они являются там в качествe зеленщиков, торговцев, дворников и, в меньшей степени, кровелыциков. Само собой разумeется, что подобнаго рода отлучки, большею частию с малолeтства, не могли не оказать влияния и на самый характер сельскаго населения: уeзда. «Врожденный ум, говорить г. Артемьев, сметливость, сноровка на все, развиты в ярославцe его бывалостию во всeх концах империи, а иногда и за границею. Он приглядeлся к быту, потребностям и нуждам обитателей всeх посeщенных им мeст, а потому съумeет принаровиться ко всeм людям, найтись в разных обстоятельствах и извлечь для себя выгоду, или, по крайней мeрe, выйти без больших потерь. Не избeгая работ всякаго рода, но склонный преимущественно к занятиям торгово—промышленным, ярославец предприимчив в этих случаях и не останавливается в средствах, не удерживается и разстояниями. Вращаясь между людей всeх классов и, по преимуществу, в столицах, он усвоил себe особую манеру обращения, вeжливую, вкрадчивую, то льстивую и уклончивую, то самоувeренную, подзадоривающую и вызывающую. Эта самая манера обезпечивает ему успeх в достижении цeли и дает верх над соперниками по одному с ним роду занятий, но вмeстe с тeм она же дeлает ярославца лукавым и склонным к обману, который, впрочем, не считается грeхом и пороком между большинством нашего торгово—промышленнаго класса. Жизнь в городах, позяакомив ярославца с употреблением и цeнностию разных предметов, приучила смотрeть его на нeкоторые из них как на необходимую потребность, а иногда и жить выше своих средств… Мужчины и женщины любят также щеголять и нарядами и вообще, по одеждe и частию обстановки, казать себя болeе горожанами, чeм поселянами» 1).

Эта весьма вeрная характеристика ярославца вообще может быть вполнe примeнцма и к ростовцу в частности; а потому мы и считаем излишним дeлать к ней какие—либо комментарии и дополнения. Всe продукты, производимые Ростовским уeздом, или потребляются на мeстe, или вывозятся в другия мeстности; а потому мы и скажем теперь нeсколько слов о путях сообщения, существующих в предeлах названнаго уeзда.

Недостаток надeла, недостаток пастбищ и, как следствие этого, упадок скотоводства и земледелия, о чем рeчь была выше,—не могли не вызвать повсе­местно среди населения Ростовскаго уeзда возникновения самых разнообразных сельских кустарных промыслов, на разсмотрении которых нам и сле­довало бы теперь остановиться; но в виду того, что описанию кустарных промыслов нами посвящен уже совершенно самостоятельный труд 1), напеча­танный в YII выпускe «Трудов» Коммисии по изслeдованию кустарных промыслов в России, то в настоящем случаe мы и можем не останавливаться вторично на том же предметe, а скажем лишь, что эта промышленность сильно развита среди крестьян, также как развиты в нeкоторых мeстностях уeзда и нeкоторыя чисто заводския производства, болeе или менeе тeсно связанный с огородным и вообще сельско—хозяйственным занятием; так напр. приготовление кортоФельной муки, саго, леокому, крахмалу, патоки, душистых масл, цикорнаго кофе и т. п., что в общей сложности, при недостаткe чисто земледeльческаго заработка, дает населению немалый доход, вслeдствие чего население Ростовскаго уeзда и не носит на себe чисто земледeльческаго характера, а до извeстной степени промышленный характер.

Но кромe заведений, необходимых для всeх вышеназван ных производств, существуют и другие болeе или менeе крупные заводы, так что в настоящее время в Ростовском уeздe насчитывается всего до 7 фабрик и 1300 заводов и мельниц, а именно: льно­прядильная фабрика—1; бумагопрядильная—1; суконная—1; рессорная—1; механических крупчатк. мельниц—2 и бумаго—политурных фабрик—2; затeм маслобойных заводов—59; винокуренный—1; водочный—1; крахмальных—16; картофельно—терочных и сушильных—896; саговых—3; камерных, леокомных и декстриновых—18; кортофельно—паточных—22; цикорных—23; душистых масл—3; пастильно—пряничных—8; медотопенный—1; свeчно—сальных—10; колбасных—2; полотняно—бeлильный—1; стеклянный— 1; лeсопильных—3; дегтярных—7; кирпичных—32; изразчатых—2 и мукомольных мельниц: водяных— 49 ж 139 вeтряных. Из водяных механ. мельниц мы можем обратить внимание на «Исадскую», в 13 верстах от Ростова. Мельница принадлежит ярославскому почетному гражданину Ивану Александровичу Вахрамeеву, построена австрийцем Немелькой и составляет послeднее слово науки по мельничному дeлу. Мука с этой мельницы идет отчасти в город Петербург и на сeвер.

Но кромe всeх вышеозначенных растений, жители Ростовскаго уезда занимаются также и возделыванием льна, котораго средним числом высевается до 6—ти тыс. пуд., и хотя льноводство в той или другой степени существует и во всех селениях уeзда, но в большинстве случаев обработанный лен идет для собственнаго домашняго обихода, и только местности прилежащия к Ярославскому уезду, который, как известно, давно славится своими полотнами, занимаются льноводством в болeе широких размeрах и приготовляют из него для продажи пряжу, новины, полотна и т. п.; однако в настоящее время приготовление послeдних начало постепенно упадать, так как крестьяне стали считать для себя болeе выгодным продавать льняное волокно в необработанном видe, чeм в видe какого либо вытканнаго из него продукта 1).

Далeе, нeкоторыя селения уeзда, также по преимуществу лежащия близ границы уeзда Ярославскаго, занимаются откармливанием кур и пeтухов, которых затeм и перепродают мeстным скупщикам—крестьянам, а уже эти послeдние и отправдяют их, под названием каплунов и пулярдок, в Москву и Петербург. Впрочем слeдует замeтить, что этим промыслом занимается весьма незначительная часть населения,—в Приимковской волости именно не болeе 200 человeк, —а потому он и не может играть существенной роли в мeстной народной экономии.

Наконец, присутствие значительнаго количества вод не могло не вызвать среди жителей приозерных селений и занятия рыболовством; уже ранeе было говорено, что в этом отношении играло значительную роль Ростовское озеро, вслeдствие чего и с. Порeчье, до сих пор удержавшее наименование Рыбнаго, считалось дворцовым ловецким селением, поставляя в Московский Кормовой дворец разную рыбу; да наконец и в самом Ростовe еще в началe XVIII века существовала рыболовская слободка, помещавшаяся на берегу озера, около того мeста, гдe стоит теперь церковь Архид. Стефана; жители этой слободки обязаны были доставлять к государеву двору «просольной рыбы (щуки) по пяти чанов и по полутора ведра в год». Но в том случаe, если рыба ловилась плохо, царское правительство взимало эту подать не натурою, а деньгами, именно: за каждый рыбий чан по полутора рубля. Кромe того, Ростовцы были обязаны ловить «поледную» рыбу на государев обиход пять ночей, шестая же ночь с рыбною ловитвою отдавалась владыкe. 2) Рыбный промысел в Ростовском и нeкоторых мелких озерах, а также в рeках: Которосли, Устьe, частию—Сарe и до сих пор доставляет значительныя выгоды сельскому населенно приозерных и прирeчных селений, тeм болeе, что вылавливаемая рыба расходится и по сосeдним губерниям, а с проведением М.—Я. железной дороги на нее явился спрос и в Москву. В настоящее время, по отзывам рыбаков, уловы рыбы стали незначительнее, а рыба начала ловиться мельче, и нeт сомнeния, что в болeе или менее близком будущем улов и качество рыбы будут еще хуже, если принять в разсчет в иных случаях вовсе нерациональное отношение к делу самих рыбаков.

Ознакомясь выше с характером почвы, коснемся теперь в немногих словах и земледeлия, и скажем теперь же, что исключительно одними земледeльческими заработками наше мeстное сельское население существовать положительно не может; причины тому общи и другим мeстностям России: недостаток надeла, в нeкоторых мeстностях уeзда—недостаток не только хороших, но и мало—мальски добропорядочных пастбищ, что не дозволяет крестьянам имeть необходимое число скота, а нерeдко повторяющийся неурожай хлeбов и трав, дороговизна кормов заставляют крестьянина сокращать это число и еще болeе, —иными словами, упадок скотоводства и недостаточность удобрения служат в иных мeстах причиною и еще большаго упадка земледeлия с одной стороны, а с другой, как увидим в своем мeстe, служат поводом к изысканию иных подсобных источников дохода.

Из озимых хлeбных растений в Ростовском уeздe главную роль играет рожь, которой высeвается, приблизительно, около 45 т. четвертей ежегодно, а из яровых—овес; ячмень и пшеница хотя и разводятся, но в весьма малом, сравнительно, количествe, равно как греча и полевой горох, зато картофель, котораго ежегодно высаживается около 120 тыс. четвертей, играет в крестьянском хозяйствe непоследнюю роль. Урожаи по всему уeзду бывают неодинаковы, но все же, средним числом, в хороший год урожай не бывает менeе сам 3, а в приозерных селениях, обладающих и лучшей почвой, благодаря близости города и возможности добывать из него болeе или менeе достаточное количество удобрения, урожаи нерeдко бывают сам 5 и даже сам 7 но слeдует однако прибавить, что как бы урожай ни был удовлетворителен, своего хлeба никогда не достает на годичное продовольствие населения и если его приходится покупать, в общей сложности, менeе того, сколько бы слeдовало, то это потому только, что значительная часть населения уходить на заработки на чужую сторону. Крестьянам приозерных селений немалыя выгоды приносит также и воздeлывание различнаго рода огородных растений и, по преимуществу, цикория, зеленаго горошка, луку, а в нeкоторых селениях также разведение мяты, иссопу, тимиану, шалФея, резеды и других душистых трав, кромe того, многие из крестьян (подгородных по преимуществу) занимаются разведением сeмян: рeпнаго, разсаднаго (капустнаго), свекольнаго, цикорнаго и т. п., и от продажи их во время Ростовской ярмарки получают также хорошие барыши.

Огородная промышленность ведет свое начало, вeроятно, еще со времен Петра Великаго, по волe котораго нeкоторые из Ростовцев были отправлены в Голландию ради обучения огородничеству, 1) причем достовeрно, что занятие этим послeдним в значительных размeрах началось первоначально в селe Поречье и притом, сравнительно, не очень давно, не более 60—ти лeт тому назад, а из него уже оно и распространилось сначала по сосeдним с ним селениям (Угодичам, Воржe, Борисовской, Сулости и т. п.), а за тбм уже перешло и в более отдаленный мeстности уезда. Независимо от огородов, крестьяне нeкоторых селений, как напр. окрестностей сел Шульца и Шурскола, занимаются также и садоводством, разводя яблони, смородину, малину, крыжовник и, в меньшей степени владимирския вишни. По всей вероятности, садоводство в Ростовский уeзд было занесено из сосeдней Владимирской губернии, где оно получило свое начало весьма давно,—может быть, замeчает г. Артемьев, еще в ту пору, когда южно—русские князья, упрочивая свое пребывание в здешнем крае, хотели обратить его в любимое Приднeпровье, славное своими садами 2)…. Теперь садоводство, вследствие стeснительных правил для водочных заводов и выделок наливок, на что прежде шло много ягоды, окончательно упало и сады остаются запущенными, так как сбыт ягод слишком значительно сократился.

Также не слeдует проходить молчанием и то обстоятельство, что в окрестностях Ростовскаго озера находятся ыeсторождения соли, хотя далеко не богатыя; так напр. верстах в трех от города (к сeверу), при монастырe Троицком, почва в иных мeстах настолько пропитана солью, что кажется покрытою бeлым налетом, а в лeтний солнечный день блестит искрами. В ХѴI столeтии в этом мeстe существовали соляныя варницы, всдeдствие чего и монастырь получил наименование Троицко—Варницкаго; но бывший тут солеваренный завод давным—давно уже прекратид свою дeятельность, вeроятно, не столько вслeдствие недостатка в лeсных материалах, как полагаюсь нeкоторые статистики и в том числe г. Артемьев 1), а главным образом вслeдствие невыгодности производства, по причинe не очень значительнаго процента содержания соли, на том мeстe, гдe существовал когда—то названный завод, до сих пор еще уцeлeл соляной пруд, водосточныя канавы и различнаго рода земляныя насыпи, на которых находились, вeроятно, заводския постройки. Мeстонахояедение соли извeстно также и в нeкоторых других мeстностях уeзда, как напр. близ с. Угодичь, с. Звeринца и т. п.

Коснувшись гидрографiи, нельзя не упомянуть и про климат. Климат Ростовскаго уeзда, как и всякой другой мeстности, внутри лежащей, может считаться чисто континентальным, т. е. с рeзкими переходами от лeтней тридцатиградусной жары к зимней стужe, приблизительно, на то же число градусов, а обилие вод, а в нeкоторых мeстностях и лeсов, служит причиною влажности, образования туманов, хотя в послeднее время, с уничтожением значительнаго количества лeсов, выпадение дождей стало менeе и засухи не стали составлять рeдкости; впрочем, в общей сложности климат Ростовскаго уeзда нельзя назвать вполнe постоянным, так как нерeдко случается, что зимою послe сильных морозов наступает значительная оттепель, и наоборот, лeтом жары, производя туманы, зачастую переходят в холодную и пасмурную погоду.

Ранeе мы уже говорили, что площадь Ростовскаго уeзда опредeляется в 395,583 1/3 десятин:, из этого числа 5448 десятин находятся под озерами, а из остальнаго количества на долю пахатной, сeнокосной и вообще удобной и неудобной к обработкe земли приходится до 319,735 1/3 десятин и около 70,700 десятин лeса. Нeсколько десятков лeт тому назад, количество послeдняго было значительнeе, но благодаря сильным порубкам, как для продажи, так и для собственных надобностей, число лeсных десятин теперь замeтно посократилось, и можно быть вполнe увeренным, что и впредь лeсная площадь год от году будет постепенно уменьшаться 2). Лeса в уeздe или хвойные (сосновые и еловые исключительно), или, по большей части, перемeшанные с породами лист­венными: осиною преимущественно и затeм березою, хотя мeстами встрeчаются и лeса лиственные исключительно, другия лиственныя породы,—как напр. липа, ясень, клен, вяз, хотя и попадаются, но довольно рeдко и притом почти всегда среди других лиственных пород единичными экземплярами; что же касается до дуба, то еще в весьма недавнее, сравнительно, время (в концe 50—х годов) в нeкоторых мeстностях уeзда, как напр., на пространствe между селами Поклоны и Талицы, произрастали хорошия дубовыя рощи; но в настоящее время, насколько мы знаем, незначительныя дубовыя рощи находятся в одной только Новоселко—Пеньковской волости, пограничной с Переяславским уeздом (Влад. губ.), в остальных же мeстностях дуб встрeчается также одними лишь единичными особями.

Наконец, р. Нерль берет свое начало в Переяславском уeздe, Владимирской губернии, и затeм, приближаясь к предeлам Ростовскаго уeзда, служить естественной границей между Ростовским, Переяславским и, частию, Суздальским уeздом; она течет по большей части лeсистой мeстностью, однако в послeднее время, и преимущественно со времени проведения полотна желeзной дороги, количество лeсов в названной мeстности значительно поуменынилось.

Принимая во внимание обилие различнаго рода вод Ростовскаго уeзда и, частию, низменный характер его поверхности, уже a priori можно допустить и существование в нем достаточнаго количества болот. Дeйствительно, количество послeднихь довольно значительно, хотя обширных болот немного; из болeе значительных, слeдует упомянуть, напр., Сахотское болото, находящееся близ группы озер Годеновских и Осоевских и простирающееся в длину верст на двeнадцать; довольно значительные болота находятся также и к сeверу от Ростовскаго озера, каковы напр. Шалковы или Дрянныя болота, и другия, из коих нeкоторыя лежат даже близ самаго города Ростова. Всe названный болота большею частию кочковаты, мeстами поросли мелким березником, сосной и высокой осокой и в большинствe случаев покрыты торфяным мохом,—поэтому и представляют несомнeнные слeды мeстонахоявдения торфа. В прежнее время многия из них были чрезвычайно зыбки и трудно проходимы; но в настоящую пору, благодаря главным образом уничтожению лeсов и, частию, осушкe нeкоторых болот водосточными канавами, большинство из них стало теперь вполнe доступно.

Чтоб покончить с гидрограФическим описанием Ростовскаго уeзда, скажем слова два о его минеральных источниках; самый замeчательный из них—это, так называемый, святой колодезь, близ г. Петровска; вода его имeет своеобразный цвeт и вкус и народ считает его цeлебным, вслeдствие чего и употребляет с пользою его воду в нeкоторых болeзнях (напр, в чесоткe и друг.); хотя, на сколько нам извeстно, до сих пор и не было еще сдeлано химическаго анализа воды этого источ­ника, но несомнeнно то, что вода в нем желeзистаго свойства. Подобный же, не меньший источник, по народному повeрью считающийся громовым, находится также близ с. Пречистаго (в 40 вер. от Ростова), лежащаго в районe Карашской волости 1), а также есть минеральный источник в с. Воржe. Слeдует замeтить, что весьма многия болота уeзда, даже не далeе двух—трех верст от города, обнаруживают несомнeнные признаки присутствия болотной желeзной руды, так что в иных мeстах вода их бывает покрыта интенсивнаго ржаво—бураго цвeта с металлическим блеском пленкой.