Наш поселок

Сара

Вопросу происхождения названия озера «Неро» посвящено большое количество как научных трудов, так и любительских изысканий и фантазий. Общий академический взгляд сходится на версии о финно-угорских истоках названия озеро Неро («илистое», «болотистое») или Каово («место, где живут чайки»).

Сразу встает вопрос, а почему собственно один народ, одно племя, а названий — два. Такая ситуация привычна при смене или идеологической или этнографической — приходу нового народа иди идеологии. Сергиев Посад — Загорск — Сергиев Посад, и таких примеров множество. Так что, вероятнее всего, искать происхождение наименований «Неро» и «Каово» нужно от разных истоков.

Основной довод в пользу финского происхождения — река Вёкса. В финском есть Vuoksa, что переводится как поток и есть одноименная река тоже вытекающая из озера. Вторым доводом является огромное число топонимов не созвучных славянскому языку, а значит они «финские».

Вот что пишет А.А. Титов и своем труде «Ростовский уезд Ярославской области»:

Меряне оставили по себе и памятники лингвистические. Хотя мы и не знаем того языка, на котором говорили Меряне, но, просматривая список селений, вод и т. п. Ростовскаго уезда, тотчас же увидим, что между названиями этих вод и селений встречаются такия, которые вовсе чужды славянскому языку, а в некоторых из этих названий до некоторой степени сохранилось даже и название самого племени Мерян, что ясно доказывает, что все эти названия принадлежали упомянутому народу и до сихъ пор удержались во всей своей чистоте.
Вот эти названия.
Озера: Неро или Каово, Карашъ, Аганинское.
Реки: Гда, Сара, Печегда, Воржа, Шула, Сулость,
Векса, Ишня, Ухтома, Лахость, Мокза, Лехта, Нерль,
Лига, Сотьма, Сохта, Шокша, Кучебожь и друг.

Кстати река не Сулость, а Сула. Сулость — это населенный пункт.
На карте А.И. Менде от 1850 года так и указано — «речка Сула». На карте генштаба 1988 года название тоже.

В далеком 1903 году вышла в свет книга «Арктическая родина в Ведах». Её автор — Бал Гангадхар Тилак, видный политический и общественный деятель Индии, известный филолог, из
семьи брахманов. Проведя детальный анализ РигВеды и Авесты, пришел к выводу о приполярных корнях индо-иранцев (арьев). Таким образом расселение арьев должно было происходить из широт современного Мурманска в Иран и Индию. Само собой напрашивается, что первыми поселенцами на территории современной Ярославской области были носители языка богов — санскрита. В поддержку этого предположения приведу цитату из статьи кандидат ист. наук Cветланы Жарниковой «Загадка вологодских узоров»:

«Советский языковед Б. В. Горнунг считал, что предки арьев (индоиранцев) в конце III тысячелетия до н. э. заселяли северо-восток Европы и находились где-то возле Средней Волги, а другой выдающийся советский лингвист В.И. Абаев пишет: „Через ряд столетий пронесли арии память о своей прародине и её великой реке Волге“. Ещё в 20-х годах нашего века академик А.И. Соболевский говорил о том, что на громадных просторах европейской России, вплоть до северных областей господствуют названия, в основе которых лежит какой-то древнеевропейский язык. Он писал в своей работе „Название рек и озер Русского Севера“ (1927 г.): „Исходный пункт моей работы — предположение, что две группы названий (рек и озер — С.Ж.) родственны между собой и принадлежат одному языку индоевропейский семьи.“»

Ещё можно обратиться к работе Гусевой Н.Р. и Жарниковой С.В.
Опыт расшифровки через санскрит названий водоемов русского Севера.

Открываем Sanskrit-English dictionary
Anthony Macdonell Asian Educational Services, 2004 и пробуем отыскать что либо созвучное нашим топонимам.

Бассейн реки Устье: Луть, Сума, Нарица, Могза, Шула, Пура, Лига, Сотьма, Лебышна, Шуба,
Лехма, Кутьма, Ильма, Вагра, Пажа, Ворыма.

Стоит обратить внимание на большое количество названий, которых заканчиваются на «ма». Академик А. И. Соболевский в своей статье «Названия рек и озер русского Севера» писал, что языкам финской группы чужды названия рек заканчивающиеся на «ма».

Пура पूर пура — filling(заполнение), swelling of a river (опухоль реки?)
पुर пура — укрепленный город
Луть luth, wallow (валяться) roll(ing) (катится вращаться проникать)
Нарица nari — женщина, жена
Могза (moksa m спасение души, освобождение) из «Санскрито-русский учебный словарь, составитель Н.П. Лихушина»
Шула (возможно аналог сула)
Лига (liha — licking, touching)
Лехма (leh-a облизывать, ma? )
Вагра (vag-ra, thunderbolt — удар молнии)
Пажа (pay-as сок, жидкость, молоко, вода )
Кутьма (kuti — пововрот, извилина)

Ну и вернемся ближе к озеру:

Сара सर sar-a река, вода, течение
Сула — стрелка, копьё. Собственно отсюда и происходит такой термин как сулица

Ну а что можно сопоставить с названием Неро

नीर nira, n. water
नर nar-a, m. man; husband; hero
Имя императора Нерона тоже восходит к санскритскому корню.

На нескольких картах XVIII века река Которосль изображена под именем «Веда».

Так в словаре географическом Российского государства, собранном Афанасием Щекатовым, фигурирует озеро Неро. Издание 1804 года, Москва.

НЕРО или НЕРА, а по принятому ныне званию, Ростовское озеро, в Ярославской губернии, подле самого города Ростова находящееся, в длину простирается на 12, в ширину на 7, а в окружность на 42 версты. В него впадают реки Гда и Сара, а выходит Векса, которая соединясь в Ярославском уезде с рекою Устьем, составляют реку Которость, а оная вливается при Ярославле в Волгу, по которой весною, во время половодья, бывает судовой ход из Ростова через сделанный шлюз при Ярославле в Волгую. Жители, употребляя сие полезное соединение с Волгою, прогоняют по сей реке барки с разными товарами в Низовыя места и в Санкт-Перербург и немалое число лодок с огородными овощами.

В книге Титова о Ростовском уезде приведено замечательное описание рыбной ловли в Поречье на реке Где (ныне Сара) взятое им у Никольского. Вчитываясь в него, понимаешь, как богата была наша земля вода в недалеком прошлом и как обеднела сейчас. Приведу его дословно:

Праздник открывается всенародным объявлением накануне дня рыбной ловли, с особыми обрядами. Назначенный для того глашатай, которому усвоено имя эсаула, берет длинный шесть, с значком на верхнем конце, и обходить все улицы, приглашая рыбаков на лов в определенном месте реки. Утром следующаго дня, отслушав в церкви общий молебен, почти все население Поречья, исключая детей и женщин, дружною толпой отправляется в определенный час к назначенному месту ловли, потом разсыпается отдельными группами, занимает определенныя позиции и, приготовив рыбачьи снасти, в глубоком безмолвии ожидает сигнала от распорядителя лова. По данному знаку, мгновенно все приходить в движение: стук, радостныя восклицания при счастливой тоне, общий хохот при неудачной, суматоха, провалы под лед, а летом опрокидывание лодок,—все это составляет самую живую, комическую сцену, достойную кисти Гогарта. По окончании дневной ловли, каждый рыбак не прежде оставляет место своего труда, как опустив одну часть рыбы, соразмерно с количеством и качеством всей добычи, в общественный садок, а другую отделив, в произвольной мере, в пользу духовенства. В следующий день, в том же порядке, продолжается ловля на соседнем участке, в третий далее—и таким образом постепенно обходят всю реку, кроме омута при мельнице, который, по причине накопления в нем рыбы в наиболыпем количестве, отдается на откуп особо. Добычу отправляют для сбыта преимущественно в Москву. Выручкою с общественнаго садка покрывается разсчет с хозяевами реки, а остаток поступает в пользу общественных сельских доходов. Между употребительными в этом случае способами рыбной ловли, замечателен лов руками; замечено, что окуни, при осеннем охлаждении воды, останавливаются плотными рядами на дне реки, вдоль берегов или в средине русла, под кочковатыми уступами; отважные рыбаки, зная обыкновенный притон окуней, бросаются ко дну, вниз головой, и через минуту выплывают на поверхность, держа в руках по штуке от 2—3 фун. каждый. Окуни на холодном дне реки так смирны, что допускают дотрогиваться до них рукой, не трогаясь с места, и разборчивый рыбак, попав на мелкаго окуня, оставляет его и выбирает покрупнее.

Так что подводной охоте в нашем крае уже более 120 лет! А какие были уловы — мелкий окунь это менее, чем полкило! А сейчас окунь с ладонь и то уже за редкость.